Trinity Blood

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Trinity Blood » Фанфики » Альтернативный вариант развития событий 24-ой серии аниме.


Альтернативный вариант развития событий 24-ой серии аниме.

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

авт. Matti
--

Альтернативный вариант развития событий незабвенной 24-ой серии аниме «Кровь Троицы». (Каин всё таки вселился в тело Абеля… по спец-заказу )
Вымышлено Морриган в мае 2006 года в подарок Лейле Маллари, с благодарностью и пожеланием долгой жизни и процветания

Каин и Абель
- Каин, где брат твой Абель?

***
Каин

О, всемогущая Энергия!

Прекрасная и ужасающая в своей разрушительной красоте энергетическая волна сметает здания и фигурки паникующих людей.

О, всесильная Энергия!

Бассейн с восстановительным раствором снова наполняет его Силой, снова даёт его телу возможность удержаться от распада ещё один день. Как и каждый день.

Золотой локон падает, нарушая спокойствие глади жидкости в бассейне. Крупное здание в деловом центре Лондониума перестаёт существовать, разрушенное энергетической волной. Он не видит этого своими глазами, но знает об этом ещё до того, как до него доносится глубокий голос Исаака, находящегося сейчас в разящем корабле над городом:

- «Эскалибур» запущен, мой Лорд.

- Отлично. …Исаак, на этот раз ты не слишком хорошо восстановил моё тело, оно начало разрушаться, когда я ещё не добрался до цели.

- Мои глубочайшие извинения.

- Я полагал, что мы быстро покончим с этим. Но Абель вывел из строя всю систему запуска ракеты. Всегда с ним было трудно… Придётся вернуться за Ноль-Вторым.

- Вы собираетесь восстановить Ноль-Второго Крусника, мой Лорд?

- С памятью Абеля я получу прямой доступ к системе управления ракеты. Он должен знать все коды.

- Я понял вас, господин. Ну а пока вы занимаетесь своими делами, я основательно поработаю над этим продажным городишком.

…Ибо придет день, пылающий как печь,
Это свет восходящего солнца нового мира.
В горе и отчаянии бегите,
Бог улыбнётся и с радостью примет вас…

…Вот так. Пришло время обновить одряхлевший мир чистым пламенем!

***
Эстер

Этого не должно было случиться. Это несправедливо. Несправедливо! Невыносимо!!..

Под высоким сводом прекрасной готической церкви, в круге тёплого света сотен свечей и в окружении множества алых цветов, прильнув к холодному камню саркофага, рыдала девушка. Метались, отражаясь в стрельчатых окнах, скользили по крышке большого чёрного гроба тени, и так же метались, бились сейчас мысли сестры Эстер, причиняя ей невыносимую, почти физическую боль. …Горе от потери любимого друга. Безнадёжность. Ощущение непоправимости трагедии.

- Это всё моя вина! Простите... Простите! Если бы я не вмешалась!.. Я ничего не смогла сделать. Просто смотрела, как вы… Вы не должны были умереть здесь! Я так… и не вернула вам долг. Вы… спасли мне жизнь однажды, а я не смогла… отплатить вам тем же. Я... ни на что... ни на что не способна! Ничего… не смогла… сделать…

Она не могла сказать, что заставило её тогда, в Центре Управления Лондониума, совершить роковой шаг - последовать за страшным незнакомцем в глубь комплекса. Когда она увидела, как он сметал все преграды на своём пути, будь то массивные стены или люди, пытавшиеся остановить его, то почувствовала, что должна попытаться сделать хоть что-то… Но вместо этого она невольно послужила причиной гибели своего друга.

В её ушах всё ещё звучал яростный крик патера Найтроуда, …нет, - того существа, которым он становился в минуты опасности:
- Каин?! Каин!!

Стрелы молний и поднятое взрывной волной битое стекло единым потоком рванулись к незнакомцу с этим криком. Но вот патер Найтрод останавливает удар у шеи Каина, который, кажется, не шевельнул ни единым мускулом.

И растерянное: «Эс… Эстер?..», когда Абель увидел её, остановившись посреди броска. И золотоволосый убийца с улыбкой наблюдает обратную трансформацию патера Найтрода, а затем - просто подносит раскрытую ладонь к груди Абеля со скучающей, циничной полуулыбкой.

- Вот это я в тебе и люблю, брат.

- Эс…тер...

И ярость в глазах Крусника 02 окончательно гаснет… вместе с искрой жизни Абеля Найтроуда.

…Ужасные воспоминания тают, уступая место не менее ужасной реальности. Тихий, почти ласковый голос звучит, словно эхо мыслей девушки:

- Эстер, если не ошибаюсь?

Ледяной ужас борется в душе монахини с бессильной яростью, когда она поворачивается лицом к своему страху:

- Вы... Что ещё вам нужно от патера Найтроуда?!

Да, перед ней снова ОН. Всё такой же… сияющий. Непоколебимо спокойный. Высший, сильнейший, даже по отношению к вампирам. Хищник, скрывающий клыки за мягкой, но чуть безумной улыбкой. Длинное белое одеяние оторочено красным, будто испачкано в крови.

Мягкий голос прекрасного демона погружает девушку в ужас, когда он, приближаясь, разводит руки, будто предлагая объятие.

- Не волнуйся, я позабочусь о нём. Мы станем едины. Ведь, в конце концов, изначально у нас обоих был единый, абсолютно идентичный геном. Мы снова станем единым целым и вместе переживём вечность. Я получу для себя великолепное тело, а Абель - место, в котором ему уже не о чем будет больше волноваться. Он сможет вечно покоиться глубоко внутри меня.

О чём он говорит? Как это возможно?

Сестра Эстер прижимается к саркофагу спиной, не то в запоздалой попытке защитить друга, не то, - инстинктивно ища его поддержки, которую он всегда так щедро дарил ей, пока был жив.

- Кто… вы?

- Я? Крусник, создание, которое ни в чём не нуждается, и потому… желающее абсолютно всего. …Итак, Абель...

- Не подходите! Патер...

- Прочь.

Неуловимо быстрое движение, небрежный, лёгкий взмах руки Крусника 01, и вот уже сестра Эстер, принцесса Альбиона, скорчилась у стены, борясь за каждый вздох, не в силах ни остановить то, что происходит, ни бежать, ни хотя бы закричать от ужаса и боли, что переполняли её. Сил маленькой монахине хватило лишь на шёпот:

- Вы… монстр. Что вы… собираетесь делать?.. Вы уже отняли его жизнь! Оставьте скорбящим по нему хотя бы его тело!

Крусник не удостоил терранку взглядом. Он легко откинул массивную крышку гроба, и теперь всё его внимание было приковано к высокому стройному силуэту в облаке длинных серебряных волос, столь спокойному и прекрасному в своей мнимой смерти.

Каин склонился над телом брата, без видимых усилий поднял его на руки и вынул из саркофага, бережно уложив на пол. Затем метоселянин опустился рядом с недвижимым священником на колени. Безмятежное выражение лица золотоволосого чудовища озарилось мягкой улыбкой.

- Здравствуй, брат. Это свершилось наконец. Судьба, в которую ты всегда так верил, соединяет нас. Ты разрушил мои планы, моё тело. Теперь я заберу твоё. Единственное достойное вместилище моего духа.

Каин медленно и нежно провёл пальцем по щеке брата, не отрывая глаз от его лица. Снял с патера очки в тонкой оправе и неожиданно зло отбросил их прочь.

Минуту он продолжал изучать лицо Абеля, а затем снова заговорил, будто продолжая слышимый одному лишь ему диалог.

- Я любил тебя, брат, я всегда помнил тебя. Теперь ты потеряешь все свои… заблуждения и будешь жить как часть меня, как уже стала частью меня наша прекрасная Лилит. Ты хотел быть с ней? Отныне и навсегда вы будете едины. Прими меня, брат. Отдай мне всего себя. Стань мной…

Каин продолжал шептать что-то, склонившись над телом Абеля, и одно из последних слов Эстер с ужасом прочла по губам метоселянина.

- Крусник…

Тело Каина спазматически дёрнулось. Он закрыл глаза. Внезапно в его груди, на руках сами собой открылись страшные, смертельные для любого существа раны, будто удерживаемые до этого некоей силой. Кровь истекала из тела быстро, не толчками, повинуясь последним ударам сердца, а будто сплошным потоком. Всё также улыбаясь, метоселянин рухнул рядом с телом брата. Собственное тело Каина, потеряв поддержку крусник-системы, будто таяло, разрушаясь. Невозможно было поверить, что то, что осталось от него пару минут спустя, только что было живым существом…

Сестра Эстер хотела бы закрыть глаза, избавившись от этого ужаса, но не могла. Прямо на её глазах последние капли того, что в теле терранина было бы кровью, скользили по полу к телу патера Найтроуда, проникая, впитываясь, становясь его частью.

Ни единого пятнышка не осталось на каменном полу, и когда тот, кто был сестре Эстер другом, тот, кто был патером Абелем Найтроудом, открыл глаза, Эстер наконец-то закричала.

***
Каин

Поглотить, присоединить к своей системе наномашины Лилит было просто. И также просто оказалось занять тело Абеля.

Спасая своё вместилище, система крусников Абеля перевела его тело после ранения практически в состояние биостаза, погасила сознание, затормозила жизненные процессы. И вывести его из этого состояния без посторонней помощи, вероятно, не смогла бы. Святоша Абель отказывался «кормить» Крусника как должно, bacillus из крови метоселян. Система наномашин в его теле была слаба, как и само тело.

Так запустить столь совершенно сконструированное детище лабораторий Лондониума!

Каин почувствовал, как в ответ на эту мысль губы его нового тела сложились в укоризненную улыбку. Прекрасно! Его крусник-система адаптируется превосходно! Наноустройства покорно сохранили нейрокоды его мозга и перенесли в этот новый приют, поатомно переписывая сейчас структуру головного мозга Абеля. Медленно, кропотливо…

…И снова этот миллисекундный сбой в приёме информации. Это началось вскоре после того, как он осознал себя на Терре, пребывая после падения с орбиты в наиплачевнейшем состоянии, и он считал, что с этими «помехами» будет покончено после того, как он снова обретёт нормально функционирующее тело, но, как он сейчас убедился, этого не произошло… Об этом следовало подумать, но позже, - сейчас у него было много других, более важных дел…

Итак, пока он лишь матрица, искусственная нервная система, запись в крусник-системе, управляющая этим телом лишь за счёт наноустройств, присоединившихся к нервным окончаниям и передающим сообществу и ему, их господину, информацию, получаемую от органов чувств. Но когда кропотливая работа по внедрению и перестройке закончится, тело Абеля станет телом Каина безвозвратно.

Сохранённые крусниками нейрокоды Абеля… Он не станет стирать их. Каин давно, лишь задумывая свой план, решил для себя это. Их нейрокоды уже в какой-то незначительной степени объединились при объединении крусник-систем. И, когда у него будет время, он непременно займётся расшифровкой этих кодов, перестраивая себя. Он уничтожит то, что хоть и с минимальной долей вероятности может когда-либо оказаться опасным для него – волю, любые проблески личного сознания, памяти о глупых привязанностях Абеля… Но он также бережно сохранит глубоко в себе информацию о личных особенностях своего младшего брата. Воспользуется его знаниями и опытом. В первую очередь, конечно, – знанием кодов доступа к системе управления ракеты.

А пока можно было параллельно с внедрением нейрокодов в мозг заняться мелкой починкой этого прекрасного тела… и, кстати, позаботиться о том, чтобы жалкие терране в суеверном страхе не попытались помешать его планам… Эта девчонка, её нужно убить. Ему нужно немного времени, в течение которого терранам о смене этим телом владельца лучше бы не знать. А потом, когда он окончательно овладеет телом… его сил вполне хватит на то, чтобы уничтожить наконец весь этот никчёмный мир.

И Каин сосредоточился на сигналах, получаемых от органов чувств своего новообретённого тела.

***
Эстер

Эстер приходилось видеть, как Дитрих управлял чужими телами, подчинив себе разум их владельцев, но внешне это не проявлялось и вполовину так ужасно как то, что происходило сейчас с телом патера Найтроуда. Он двигался как марионетка, так, будто этот золотоволосый монстр «одел» его тело как плохо сидящую одежду.

Дитрих лишь управлял разумом своих жертв, этот же монстр, сколь бы невероятно это не звучало, в прямом смысле слова вселился в мёртвое тело священника. Это не милый, добрый патер Найтрод смотрел на неё сейчас этими светлыми глазами.

ОН (Эстер отказывалась даже мысленно называть его патером Найтроудом) рывком сел на полу и осмотрелся, будто с усилием поворачивая голову. Внешние изменения пробежали по телу патера будто волной, мелькнула и пропала та невероятная демоническая форма, которую Эстер видела у патера уже дважды. В последний раз это было, когда…

…в последний раз… - когда… патер… погиб… из-за неё.

Эстер обняла себя руками, скорчившись на полу, и оттого пропустила момент, когда торжествующее выражение на миг исчезло с лица светловолосого чудовища, сменившись жалостью и болью.

***
Абель

Луг был красивый. Дети рисуют его на своих картинках вот как раз такого невероятного цвета. И небосвод над головой был этому лугу подстать. Очень правильной овальной формы белые облачка парили в этом тёмно-голубом недвижимо спокойном небе.

Чудесный сон, гораздо лучше его обычных кошмаров, в которых он снова и снова не успевает спасти Лилит, чьё прекрасное безжизненное тело Каин с усмешкой передаёт ему. Снов, в которых Каин всё падает с Арка вниз, вниз, к далёкой земле, и только взметаются над его головой золотые пряди волос… Но этот сон совсем другой. Какой покой он чувствует…

Я наконец-то сполна расплатился за все свои грехи. Я наконец-то могу отдохнуть.

Ни угрозы оказаться порабощённым Крусником и снова стать тем чудовищем, которым он был когда-то. Ни напряжения его рискованной «искупительной» работы в АКСе. Покой.

Патер Абель Найтроуд упал на спину плашмя, мягко подхваченный высокими луговыми травами, и со счастливой улыбкой, без удивления приветствовал приближающуюся к нему Лилит, его прекрасную сестру, его любимую, погибшую много веков назад.

- Лили!! …Я умер, да? А я уж не верил, что это вообще возможно. Я… так тосковал по тебе!

Лицо Лилит лишь на миг осветила улыбка, когда она ответила на порывистые объятия бросившегося к ней мужчины. Девушка грациозно опустилась рядом с ним на траву.

- Здравствуй, Абель, мой любимый брат.

Она замолчала, продолжая гладить Абеля по голове, как ребёнка, и, когда он вопросительно поднял на неё сияющие счастьем глаза, заговорила:

- Прости меня, дорогой, прости меня. Мы не можем позволить Каину, Круснику добиться своей цели. Ты пока ещё не можешь отдохнуть. Слушай меня сейчас внимательно, брат. Ты не мёртв. Каин ранил тебя, очень серьёзно, и Крусник в тебе не справился с ранением сразу. Твоё сознание отключилось, ты потерял контроль, и Каин… занял твоё тело.

- Нет… нет…

Минуту Абель не мог взглянуть сестре в глаза, закрыв лицо руками, скорчившись на земле этого прекрасного зелёного луга. Ненастоящего.

- Он продолжит убивать. Моими руками. Нет!!

- Послушай, брат. Каин не считает тебя угрозой, и он прав. Ты не принял Крусника как часть себя, и это тебя ослабляет. Ты не контролируешь его, ты его боишься.

- Нет! Лили, это ты послушай меня! Если я «приму» Крусника, я стану таким же, как Каин! Чудовищем, желающим гибели всему живому! Я не смогу остановиться, так же, как не смог остановиться Каин, как я не смог остановить его!

- Ты прав, Абель. Ты прав и – ты ошибаешься. Мы единственные, выжившие после внедрения Крусника в наши тела, потому что мы другие. Наше тело и мозг, наш дух. Они не смогли захватить нас сразу, мы МОЖЕМ контролировать их, допуская усиление их влияния на наш разум, на наш организм лишь в экстренных случаях, и отказываясь от этого влияния после того, как надобность в крусниках отпадает. Ты можешь пользоваться ими как оружием, Абель, а вот Каину лишь кажется, что он полностью контролирует их. Ты прав, когда говоришь, что они завладели им. Он не наш брат Каин больше, лишь Крусник, Крусник 01. Но твой дух не позволит тебе совершить его ошибки, принять их цели за свои. …Какова твоя ЦЕЛЬ, брат мой?

- Я хочу… я ДОЛЖЕН исправить причинённый нами человечеству вред. Вред, причинённый мной и Каином. Я не должен позволить терранам и метоселянам гибнуть по нашей вине. Я должен помочь установить мир между людьми и возвращенцами.

- Я знаю, что ты веришь в это, брат. Ты ДОЛЖЕН, и ты сделаешь это, с моей помощью.

***
Лилит

Держаться. Держаться. Держаться. Ждать. Копить энергию. Перехватывать сигналы. Шифровать коды. Путать команды. Собирать информацию, собирать себя по крупицам. Держаться. Ждать. Ждать. Ждать…

***
Каин

Он собирался убить терранку, явившуюся свидетельницей его вселения, сразу. Но… но… чем, в конечном итоге, девчонка могла повредить ему? И он ведь всё равно собирался вскоре избавить мир разом ото всех терран, от заразы этой слабой никчемной жизни.

Монахиня смотрела на него с непонятным выражением: не ужас, а что-то, что-то… отчаяние.

Да-а! Бойся, бойся меня, терранка!

Ему внезапно захотелось почувствовать своё новое тело, свою новую силу.

Творение лаборатории Лондониума – это прекрасно сконструированное ещё на генном уровне тело, и система Крусник, полученная и принятая этим телом, дарили практическую неуязвимость и невероятное могущество, о которых Каин мечтал все те сотни лет, что ему пришлось провести запертым в своём разрушающемся теле.

И без Крусника тело его брата Абеля, - одного из первых созданных для колонизации Марса существ, было великолепно. Контроль над жизненными функциями организма. Возможность концентрации и без того необыкновенной физической силы. Чувствительность к электромагнитным полям, защита от любой агрессивной среды. Прекрасное тело, созданное почти столь же совершенным, сколь и его собственное. Жизнь, полученная ими обоими от терран, но не в дар. Совершенные существа, созданные, чтобы использовать их как вещи. Терране поплатятся за это.

Он ощущал настоящий восторг: больше не было необходимости тратить столько сил и внимания лишь для того, чтобы удерживать своё повреждённое тело от распада.

И эта букашка определённо была слишком мелкой целью для проверки его сил.

Метоселянин отвернулся от съёжившейся у стены девушки, будто внезапно забыв о ней. Один мысленный приказ, и поле, сгенерированное Крусником, рванулось вперёд, сметая стены перед ним, кроша камень и бетон, комкая металлический каркас как бумагу. Его тело, защищённое изменением и полем, избежало урона от роя рикошетящих осколков.

Да, это была она, его СИЛА, такая, какой он её помнил, о какой мечтал долгие восемь веков.

Алые лепестки цветов с погребального ложа взметнулись, как капли крови, поднятые ветром, созданным распахнувшимися серыми крыльями.

***
Эстер

И снова, как в день, когда погиб патер Найтрод, Эстер ничего не могла сделать, но она следовала за Крусником, будто прикованная творящимся ужасом. Следовала, в надежде на то, что Господь подарит ей шанс остановить монстра, пусть даже ценой её жизни.

Крусник хаотично метался в темнеющем небе Лондониума. Порождаемые чудовищем красные и синие молнии довершали сейчас хаос, в который вверг город захваченный врагом «Эскалибур». Разрушения, наносимые Крусником, не выглядели планомерными. Он будто просто наслаждался своим безумным смертельным танцем в штормовом небе.

Рассыпающаяся стена взорванного одной из молний здания на другой стороне улицы осыпала Эстер дождём осколков камня и стекла. Оглушённая взрывной волной девушка в ужасе зажмурилась, неспособная ни увернуться, ни бежать, и… не почувствовала удара.

Эстер лихорадочно протёрла запорошенные пылью глаза. Этот силуэт над ней…, мужчина, заслонивший её своим телом от смерти под развалинами здания… На секунду девушке показалось, что это он, её друг патер Найтроуд вернулся из небытия, чтобы снова спасти ей жизнь. Но пыль рассеялась, и патер Трес легко раскидал груду обломков, накрывшую их.

- Семнадцать ноль-ноль. Приступил к выполнению приказа герцогини Миланской. Выполнение задания временно невозможно в связи с досрочной активацией объекта. Продолжаю слежение за объектом. Источник сигналов обнаружен. Расстояние: шестьсот пятьдесят семь, восемьдесят девять…

- Патер! Патер Трес! Что мы можем сделать? О каком задании вы говорите?

- Приказ герцогини Миланской. Активация объекта Крусник 02, известного как «патер Найтроуд».

- Ак… тивация? Он… патер Найтроуд… жив?

- Подтверждаю.

Слёзы потекли из глаз девушки неудержимым потоком, смывая безнадёжность, владевшую до этого момента её сердцем.

Патер Найтроуд, возможно, ещё жив, благодаря этому чудовищному существу в нём. И если Раду смог, пусть на секунду, побороть влияние Дитриха, возможно ли, что патер Найтрод может...

Эстер упала на колени, вознося Господу молитву из самой глубины своего сердца:

- Спаси его, молю! Пусть он будет спасён!

И внезапный порыв ветра взметнул шёпот девушки к небу, сорвал с её ресниц чистые капли слёз.

***
(Орбита Земли.
за восемь веков до описываемых событий)
Абель

Серебряноволосый подросток с тоской во взоре пожирал глазами полукруг голубой планеты в иллюминаторе.

- Снова с кем-то повздорил? – сестра, как всегда, застала его врасплох, никто не умел двигаться так бесшумно и плавно, как она.

- Да ну его, только и делает, что злится на всё и всех! – маленькая Сес, конечно, притащилась вслед за Лилит.

- Сес...

Лилит печальна. Она мечтала бы примирить их, она хотела бы утешить их сердца, быть им матерью, которой у них никогда не было… И хоть она лишь сестра им, она сделает всё, что сможет, будет заботиться о своих братьях и сестрёнке, пока жива. О, если бы она могла помочь им, всем им, и своим братьям, и переселенцам…

Абель зло оборачивается к сёстрам, сжимая кулаки, но встречает не только их обеспокоенные взгляды, но и спокойную улыбку своего брата Каина.

- Зачем ты снова так, Абель? – Каин чуть покровительственно журит младшего брата. Идеальная выдержка, идеальный самоконтроль, ИДЕАЛЬНОЕ существо.

Вся ненависть Абеля к своей жизни, к переселенцам, к людям там, на этой голубой планете под ногами, вскипела в его душе в тот момент.

Свободны, они свободны! Тогда как мы…Пусть они все умрут!

- Пепел к пеплу, прах к праху!.. Наверняка, когда эти идиоты исчезнут с лица земли, станет намного лучше!

- Да что с тобой, Абель? Они такие же люди, как и ты!

Она не понимает. Как может она не чувствовать этого?!!

- Ну да, конечно! Мы подопытные крысы. Я, ты, Каин и Сес! Ради проекта колонизации Марса нас всех такими сделали! Чего нам теперь ждать от этой жизни?

- Абель...

Каин минуту удерживает взгляд брата, а затем переводит глаза на голубой шар за стеклом иллюминатора и произносит мягко:

- А я счастлив. Счастлив, что я появился на свет.

- Каин...

- Не важно, где и каким ты родился, ты всегда сможешь создать то будущее, к которому стремишься.

Глаза Каина всё также прикованы к прекрасной планете, по воле жителей которой они все были созданы, с которой они все были разлучены.

- Ты Абель, какое желаешь будущее?

- Какое я желаю...

Какое я желаю...
…БУДУЩЕЕ

- Я. Абель. Найтроуд. Приказ… Наномашины… Крусник Ноль-два… девяносто процентов. Исполнить.

Обычно изменения будто поднимались из его сердца, изливаясь вовне. Перестройка организма – боевой режим, эти внешние проявления активации Крусника – удлиняющиеся клыки, изменение цвета глаз, волосы, будто живущие собственной жизнью, и мгновенно образуемое наномашинами чудовищное орудие в его руках, были не столь важны. Главным было то, что душа и разум Абеля уступали перед чуждым рассудком Крусника, стараясь лишь удерживать действия порождённого чудовища в рамках поставленной задачи.

- Подавить… врага.

ЧУЖАК ! ОТБРОСИТЬ ! РАЗОРВАТЬ ! РАЗРУШИТЬ ! УНИЧТОЖИТЬ !

Мириады микроскопических порождений древней внеземной технологии получили шанс на осуществление своей основной, единственной функции. Захватывать. Разрушать. Но враг… И наполовину слившиеся, лишь начавшие объединяться колонии наномашин нашли своего врага: эти чуждые ментальные коды, насильно вписанные в их структуру.

УНИЧТОЖИТЬ!

***
Лилит

Теперь! Высвободить энергию. Активировать обходные каналы. Перехватить контроль. Отправить сигнал.

***
Каин

Вспышка! Надёжно, как ему казалось, закапсулированная личность Абеля проявила себя, внезапно практически полностью освободив Крусника в себе, отказавшись от всякого контроля. В первые мгновения Каин ещё мог надеяться подчинить Крусника 02 своей воле, но именно этот момент новый противник выбрал для своего удара.

«Не смей, Каин. Довольно. Остановись. Ты убиваешь собственного брата, того, кого ты поклялся защищать, ради кого возглавил поход метоселян на Терру, ради кого ты и поклялся уничтожить наших создателей».

«Ты… Лилит, ты!!.. Откуда?.. …Не важно! Любое средство может быть оправдано той целью, к которой я стремлюсь. Любое!»

«Мы были созданы как ИНСТРУМЕНТЫ. Именно против этого ты всегда боролся! Так как же ты сам смеешь использовать так тело собственного брата!!»

Миллисекундного колебания Каина оказалось достаточно, чтобы разрушить его иллюзорный контроль над чужой Крусник-системой. Крусник в этот момент предстал перед внутренним взором Каина не его слугой, разумным конгломератом наномашин, но самим Дьяволом, с которым метоселянин заключил сделку. Дьявол наделил его безграничной силой, но теперь в уплату пожирал его душу.

Каин пытался бороться за утраченный контроль – столетия, которые он провёл в разрушающемся теле, научили его выживанию, но теперь он чувствовал, как частица за частицей теряет не своё тело, но СЕБЯ.

«Нет, нет! Невозможно! Только не сейчас, когда цель так близка!! НЕТ!!!»

«Да. Ты уже умер. Ты потерял истинного себя уже давно. Прощай, Каин»

«Лили? Я… умер?»

На мгновение к Каину будто вернулись все давно похороненные в его душе чувства, чувства, поглощённые Крусником 01. Боль, страх…

« …Лили… Брат… прошу… нет…н… е… т… … … …»

И голос Абеля, уже не яростный, а лишь печальный, прошептал в их общем разуме:

«Я не могу позволить тебе убивать больше. Покойся с миром, …брат.



…Крусник 02… задача… выполнена».

***
Эстер

Вооружённый до зубов невысокий священник и заплаканная молоденькая монахиня в порванном развевающемся одеянии неотрывно следили за смертоносными метаниями крылатой фигуры над их головами.

Трес несколько раз ловил Крусника в перекрёстном прицеле пистолетов, но снова и снова опускал стволы.

Внезапно Крусник замер в воздухе на мгновение, и тут же, неистово забив крыльями, завертелся на месте. Его тело выгибалось дугой, будто от чудовищной боли. А секундой позже крылатый демон камнем рухнул вниз, лишь хвостом кометы отметили след падающего тела длинные светлые волосы, полы одежды и будто сломанные крылья.

Высота была такой, что Эстер не смогла сдержать крика, несмотря на то, что это их смертельный враг падал сейчас на землю.

- Он погибнет!

Размытый силуэт Треса метнулся к падающему телу, вскидывая навстречу ему руки. Сила удара бросила киборга на колени, но падение беспомощного сейчас… врага? друга? он всё же смягчил.

Эстер прижала ладонь к губам, не позволив вырваться словам надежды. Что могло произойти? Может ли быть, что это патер Найтроуд бросил чудовищного Крусника на землю, чтобы покончить с его бесчинствами? Спасли они своего друга или погубили всё, и себя самих?

Трес с трудом разогнул руки, опуская тело Абеля на землю. Изменения боевой формы будто стекали со светловолосого священника, обнажая его собственные красивые черты. Но киборг всё же немедленно, крепко удерживая метоселянина одной рукой за плечо, другой потянулся к пистолету в кобуре на боку… и был отброшен прочь с такой силой, что, врезавшись спиной в стену какого-то чудом устоявшего здания, больше не поднялся с земли. Абель тоже не шевелился больше, и даже не открыл глаз.

Надежда умирала в душе сестры Эстер, пока она медленно приближалась к недвижимому Абелю, зажав в руке острый металлический штырь.

***
Абель

Он справился. Он освободил Крусника, уничтожил того демона, в которого превратился его брат. И он вернул свой контроль. Крусник 02, даже усиленный уцелевшими фрагментами Крусника 01, снова был подконтролен разуму Абеля, смирно спал, выжидая благоприятный для выполнения своих функций момент. Крусник не умел сомневаться. Он знал, что «благоприятный момент» настанет, и скоро. Этот мир нуждался в его силе. Скоро он сможет выполнить свою задачу. Скоро. …Крусник умел ждать.

Чудовищная чистка внутри колонии наномашин оставила от нейрокодов Каина жалкие фрагменты, вряд ли подлежащие восстановлению в первоначальном виде. Крусник 01 как единая разумная система тоже не существовал более. Их снова осталось в этом теле и разуме лишь двое: Абель и его Крусник 02… Такая «шизофрения» определённо уже была патеру привычна.

Виртуальная Лилит пережила Каина лишь на мгновения. Её нейрокоды тоже подверглись атаке обезумевших наномашин. И она не позволила Абелю вмешаться в попытках защитить её. Лишь доли секунды остались Абелю и Лилит на прощание:

«Лили! Почему ты делаешь это?! Не уходи, прошу тебя!»

«Столетиями я мечтала о том, чтобы обрести покой, и теперь, когда мы остановили Крусника, я наконец-то могу уйти».

«Нет! Я не перенесу, если ты покинешь меня снова. Останься со мной! И, твоё тело.., - возможно, мы сможем вернуть…»

«Это невозможно. Я не более чем призрак, любимый. Лишь частица, осколок души, жаждущей вернуть свою целостность в Великом Покое. То, что оставалось от моего сознания уйдёт, но я оставляю тебе всё, чем я была, чем дорожила. Прощай, Абель. Помни свою цель».

Иллюзорная, но такая реальная сейчас для Абеля Лилит на мгновение прижалась к нему, но не позволила удержать, отступая на шаг.

«Ты не спросил меня, как я смогла сохранить частицу сознания и контроля, и помочь тебе, брат. Ты считал это само собой разумеющимся, но ты понял не всю правду. Это наш брат Каин сохранил часть меня, мой образ, вопреки Круснику в себе, наперекор собственным целям. Как сохранил и честь себя. Я - это не совсем та Лилит, которую ты знал, Абель. Я с полным правом могла показаться тебе и в таком образе».

И старший брат Абеля, такой, каким Абель помнил его с тех времён, когда они ещё были друзьями - майор аэрокосмических сил ООН, лидер проекта «Красный Марс» Каин Найтрод печально улыбнулся, одёргивая форменный китель. Он медленно поднял руку и провёл пальцами по волосам оцепеневшего Абеля, отбрасывая серебряные пряди, спускаясь по виску, щеке, шее. Он остановил это напряжённое движение, прижав раскрытую ладонь к груди брата.

«Прощай, Абель. Помни, что мы любили тебя».

Последняя искра прекрасного миража рассыпалась пеплом, оставив Абеля во тьме. Одного, снова одного.


И патер Найтроуд открыл глаза как раз вовремя для того, чтобы остановить у самой своей груди острый кусок неведомого металла, зажатый в трясущейся руке сестры Эстер.

- Эстер… сан. Всё… будет в порядке. А это… не сработало бы. Может быть, ненадолго помогло бы, если бы вы выстрелили мне в голову…

Синие глаза Эстер были сейчас почти чёрными, и у патера создалось впечатление, что никаких СЛОВ она сейчас не примет.

И слава Богу! Это же надо было такое ляпнуть: «Стреляй мне в голову». Бедная девочка! …Я сделаю всё для того, чтобы этот совет никогда не пригодился тебе.

- А-та-та-та-та!..

И высокий нескладный священник в порванном одеянии, с растрёпанными светлыми волосами нелепо запрыгал, держась за порезанную покорёженной железякой руку.

Рыжеволосая девушка заморгала, будто очнувшись от кошмарного сна, и осела в грязь, выронив свой «клинок».

- Патер… Патер Найтроуд!

***

В палату медицинского центра заглянули последние лучи закатного солнца.

Сестру Эстер, принцессу Альбиона, у чьей постели патер Найтроуд неотлучно просидел несколько часов, не позволяя медикам заняться своими ранами, только что увезли на обследование. Учитывая то, какому адскому действу девушка была свидетельницей, можно было сказать, что она почти не пострадала, но всё же некоторые ушибы и нервный шок вызывали у врачей беспокойство.

О Тресе тоже хорошо позаботятся, – в Лондониуме лучшие лаборатории и мастерские – уж ему ли не знать…

Священник без сил сполз со стула и упал поперёк больничной кровати.

Он думал о том, что должен поговорить с Эстер о произошедшем. Она верит ему, - это вполне доказало то, как девушка рыдала от облегчения у него на груди, там, посреди развалин, хаоса, учинённого им же, пусть и волей Крусника 01. Но… в Ватикане не отнесутся к произошедшему также легко. Катерина тоже верит ему, В НЕГО, но будет ли этого достаточно? Слишком велика ответственность, возложенная на неё, пойдёт ли Кардинал Сфорца на такой риск?

Верит ли он сам, что личность Каина и влияние Крусника 01 сгинули безвозвратно и не станут угрозой в будущем? Что если, как тень личности Лилит сумела выжить в теле Каина, так и Каин…

Нет, нет!..

Патер Абель Найтроуд задумчиво сжал раненую руку, будто привычно наказывая себя болью. Так просто было бы приказать крусникам, активировать систему лишь на процент, и неприятная болезненная ранка превратится в тонкий шрам, который сгладится, исчезнет… Так просто, но, привыкнув пользоваться крусник-системой в мелочах, доверять своему контролю над ней, можно незаметно для себя потерять больше, чем получишь…

Абель разжал кулак и в изумлении уставился на свою ладонь. Пореза больше не было, и что-то заставило священника метнуться к зеркалу на стене. Показалось ли ему, что в отражении его волосы блеснули золотом, собственные глаза стали чужими?..

Показалось ли ему? …Конечно да. У патера Абеля Найтроуда сегодня был очень трудный день, а он ведь даже не завтракал.

0

2

Снимаю шляпу! Фанф великолепен. А продолжение будет?

0


Вы здесь » Trinity Blood » Фанфики » Альтернативный вариант развития событий 24-ой серии аниме.